Гэкокудзё (1392-1477)

Самураи, пешие и конные, вступают в Киото. Около 1440 г.

Самураи, пешие и конные, вступают в Киото. Около 1440 г.

Гэкокудзё буквально означает «низы побеждают верхи». Это самое емкое определение событий, происходивших в период Муромати (1336-1573), особенно во второй половине XV в. Тогда все слои населения были втянуты в жестокую борьбу за выживание. Крестьяне выступали против мелких феодалов, своих непосредственных угнетателей, те пытались урвать себе толику власти у вышестоящих самураев, которые, в свою очередь, хотели ограничить силу сёгуна и расширить собственные владения. Ослабление центральной власти только разжигало страсти. Полувековая война Северного и Южного дворов привела к зависимости сёгунов Асикага от своих вассалов, обладавших значительным военным и экономическим потенциалом. Какое-то время сёгунам удавалось сдерживать амбиции подчиненных, но в конце концов те взяли верх, превратив правителей из династии Асикага в марионеток.

Политическая структура сёгуната Асикага состояла из собственно сёгуна и его правительства – бакуфу. Сёгун официально имел всю полноту власти – он наказывал и награждал, издавал указы и следил за их выполнением, контролировал внешнюю торговлю, занимался земельными и иными спорами и следил за престолонаследием. Второй по значимости фигурой был канрэй(вице-сёгун, или премьер-министр). Этот пост попеременно занимали представители трех аристократических семей – Сиба, Хосокава и Хатакэяма. Кроме того, самое важное ведомство в бакуфу, военно-полицейское, поочередно возглавляли выходцы из других семей – Ямана, Иссики, Акамацу и Кёгоку. Перечисленные семь родов играли главную роль в политической жизни Японии, и такая система управления получила название санкан сисёку– «Три вице-сёгуна и четыре министра». Большой властью также пользовались род Уэсуги, выходцы из которого имели наследственный титул наместников сёгуна в области Канто (Канто канрэй), и Имагава, представлявшие центральную власть на Кюсю (Тиндзэй тандай). На местах решения сёгуната проводили военные управляющие провинций – сюго. Каждый из них стремился расширить свое влияние на как можно большее количество провинций. Формально бывшие государственными чиновниками, они быстро превратились в крупных землевладельцев. Сюго, владеющих несколькими провинциями и даже целыми областями, называли сюго даймё.

В своих владениях сюго даймё вели себя как полновластные правители. Они собирали налоги, держали крупные воинские соединения и издавали собственные законы. Даже в лучшие времена семье Асикага удавалось контролировать положение только в 22 провинциях из 66, преимущественно в западных областях Хонсю. Традиционно далекими от центральной власти оказались о-в Кюсю и северо-восток Хонсю. Предпочитая не вступать в открытую борьбу, сёгуны назначали военными управителями этих провинций местных феодалов. Активную борьбу за восстановление власти бакуфуна всей территории страны повел 3-й сёгун из рода Асикага, Ёсимицу (1358-1408). Первой его жертвой стал Ямана Удзикиё (1344-1391). Род Ямана, который он воглавлял, владел 11 провинциями юго-запада страны. В борьбе с Удзикиё Ёсимицу решил опереться на других знатных феодалов, применяя принцип «разделяй и властвуй». Он собрал войска кланов Хатакэяма, Хосокава и Оути, враждебных Ямана, и разбил армию Удзикиё, который погиб в сражении. Следующим был Оути Ёсихиро (1356-1399). Считая, что Ёсимицу слишком рьяно вмешивается в личные дела сюго, он поднял в 1399 г. восстание и укрепился в г. Сакаи, недалеко от столицы. Ёсимицу снова призвал войска Хатакэяма, Хосокава и Сиба, которые взяли город штурмом. В дыму пожаров Ёсихиро покончил с собой. Этого было достаточно, чтобы при жизни Ёсимицу держать остальных сюго даймёв узде, но после смерти последнего выступления против сёгуната снова возобновились. В 1413 г. восстал род Датэ в провинции Муцу, в следующем — Китабатакэ и Сэки, тоже на севере Хонсю, в 1422-23 гг. поднялись Сатакэ и Уцуномия из Канто, в 1439-40 гг. — снова Китабатакэ и Оути.

Чтобы присматривать за военными протекторами, Ёсимицу применил систему заложничества. Сюго даймё со своими семьями должны были проживать в Киото, а в их владениях всеми делами занимались управляющие – дзито. Пользуясь отсутствием сюго, они стали укреплять собственную власть, уничтожая вассалов своих господ и ставя на их место своих людей. Недовольные этим самураи поднимали мятежи, убивали управляющих и занимали их места, пока их не свергали свои же вассалы или правительственные войска.

Другим проявлением гэкокудзёбыли бесконечные крестьянские восстания. На протяжении XV в. их произошло около ста. Бунты происходили преимущественно в центральных провинциях. Несмотря на их близость к столице, у правительства не было таких сил, как у сюго, и оно не могло справиться с восставшими. Повстанческие армии, состоящие из разорившихся крестьян, батраков, мелких торговцев, бедных самураев и священнослужителей, были грозной силой. Несколько раз восставшие врывались в Киото, сжигали дворцы знати, дома ростовщиков, громили лавки торговцев. Такие походы обычно заканчивались массовой попойкой, и только после этого самураям бакуфуудавалось вышвырнуть бунтовщиков из города. Случалось, что и крестьяне задавали трепку самураям — так, в 1457 г. восставшие наголову разгромили отряд карателей в 800 самураев, что было совсем немало по тем временам. Вершиной крестьянских восстаний стало провозглашение республики в провинции Ямасиро. В 1485 г. крестьяне этой провинции, истощенные борьбой между двумя ветвями клана Хатакэяма, поднялись против феодалов и изгнали их вон. Восемь лет повстанческая армия удерживала Ямасиро в своих руках. За это время был создан «парламент», организованы местные органы управления, снижены налоги. Только в начале 1494 г. соседним даймё снова удалось захватить провинцию, и междоусобица разгорелась с новой силой.

Крестьянские восстания, несмотря на их количество, были ничем в сравнении с войнами между сюго даймё, самая страшная из которых продолжалась с 1467 до 1477 г. Она носит название войны годов Онин, Онин-но ран. Её непосредственной причиной послужил конфликт между родами Ямана и Хосокава по вопросу престолонаследия. Правивший в то время сёгун Асикага Ёсимаса не питал склонности к политике – его больше привлекали изящные искусства и дзэн-буддизм. Желая отречься от престола, он по наущению Хосокава Кацумото (1430-1473), бывшего тогда канрэй, передал власть своему младшему брату. Кацумото имел большое влияние на него и надеялся укрепить свое положение, и так достаточно прочное – в связи с отсутствием наследников в семьях Сиба и Хатакэяма он остался единственным вице-сёгуном. Однако у сёгуна Ёсимаса внезапно родился сын, которому тот и решил оставить титул. На сторону младенца встал могущественный Ямана Мотитоё (1401-1473), в монашестве Содзэн. Клан Ямана снова поднялся после того, как в 1441 г. даймёАкамацу Мицусукэ, узнав о том, что сёгун Асикага Ёсинори собирается конфисковать его владения, пригласил сёгуна на пир, устроенный в Киото, и в разгаре празднества убил Ёсинори. Бакуфунемедленно собрало войска и уничтожило изменника. Ямана Содзэн хорошо погрел руки на этом событии, присвоив себе три бывшие провинции Акамацу. Теперь он снова владел 1/6 частью Японии. Содзэн отличался жестоким, вспыльчивым нравом и легко впадал в ярость. Во время таких припадков лицо его становилось багрово-красным, за что он и получил прозвище «Красный монах». Хосокава Кацумото, который приходился зятем Содзэн, всегда был спокоен, тщательно продумывал свои решения и пользовался большим уважением у своих самураев.

Война началась в феврале 1467 г., когда два предводителя стали стягивать к столице войска. На помощь к Ямана из западных провинций двинулся Оути Масахиро с 20 тыс. армией. В ответ самураи Хосокава атаковали отряд Ямана, сопровождавший груз риса для Киото. Воины Ямана подожгли один из домов Хосокава. Тогда отряды Восточной армии, которой командовал Хосокава Кацумото, взяли штурмом и сожгли дом Иссики, военачальника Западной армии. Выгорел весь квартал, где стоял дом, и в течении нескольких дней северная половина Киото превратилась в груду пепла. По городу рыскали отряды самураев, уничтожая всех оставшихся в живых. Аристократы и простые горожане, не успевшие вовремя уехать, заперлись в своих домах, большинство из которых вскоре сгорело в непрекращающихся пожарах. В сентябре Ямана наконец дождался подкрепления – к нему подошел Оути Масахиро. Воодушевленный притоком свежих сил, Содзэн решил задушить Восточную армию в кольце блокады. Его войскам удалось перекрыть все дороги в город, кроме одной, по которой самураи Хосокава продолжали подвозить продовольствие и оружие.

После активных военных действий 1467 г. в следующем году наступила пауза. Солдаты обеих армий стали укрепляться на завоеванных позициях. Посредине города был вырыт огромный ров – семь метров шириной и три глубиной. По краям рва выросли баррикады. Из-за них самураи осыпали друг друга стрелами и снарядами из катапульт. За линией баррикад знатные самураи развлекались чтением стихов и постановкой пьес на сюжеты из китайской истории. Обе стороны постоянно совершали вылазки, но перевеса не мог добиться никто. Количество солдат, которых набрали обе стороны, было огромным. По данным хроник, в Западной армии насчитывалось 116 тыс. чел., в Восточной 161,5 тыс. Все эти люди сконцентрировались на относительно небольшой территории. Улицы были завалены разлагающимися трупами, из-за недостатка продовольствия и воды вспыхнули эпидемии. Банды мародеров грабили уцелевших горожан и деревни в окрестностях Киото, ни щадя никого. Война разрасталась, распространялась по другим провинциям, и вскоре никто уже не знал, кто, с кем и где теперь воюет. В отчаянии Хосокава Кацумото решил постричься в монахи, а Содзэн подумывал о харакири, но жизни обоих унесла чума в 1473 г. Пламя войны еще тлело кое-где в Киото, пока истощенные армии не разошлись по домам. Последним Киото покинул Оути Масахиро в 1477 г. Война Онин закончилась, но ее пламя перекинулось в провинции и охватило всю страну.

Поделитесь этой записью

Сёгунат © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.

Яндекс.Метрика