Божественный ветер (1221-1281)

Отряд конных самураев атакует монголов в бухте Хаката во время их первой высадки в Японии в 1274 г. Из свитка Моко Сюрай Экотоба (около 1293 г.).

Стремительно возвысившись, семья Минамото так же стремительно пала. В 1192 г. Ёритомо официально получил титул сёгуна, а через семь лет уже скончался – упал на охоте с лошади и разбился; говорили, что лошадь сбросила его, завидев призрак Ёсицунэ. Власть перешла к его сыну Ёрииэ, беспутному пьянице, а после смерти последнего в 1204 г. к его младшему брату Санэтомо, увлеченному изящными искусствами. В отсутствие какого-либо участия братьев во внутренних делах все решения стала принимать их мать, Ходзё Масако, которую за это прозвали Ама-сёгун – «монахиня-сёгун». Фактически она положила начало институту сиккэн – регентов из семьи Ходзё при сёгуне из Минамото. Надо сказать, что правительство Ходзё (бакуфу) было самым эффективным за всю историю самураев. Когда в 1221 г. император Го-Тоба попытался ограничить власть бакуфу и призвал под свои знамена всех самураев, мало кто откликнулся на его призыв. Регенты же собрали большое войско, которое двинул на столицу Ходзё Ясутоки. Го-Тоба пришлось капитулировать и отправиться в ссылку. Такое непочтение к ставленнику Неба, однако, никого не возмутило – народ, истощенный многовековыми войнами и бессилием властей, жаждал сильной руки. После этого в течение 110 лет страну не беспокоили внутренние распри, что целиком было заслугой Ходзё. Даже такой их непримиримый враг, как Китабатакэ Тикафуса, писал столетие спустя: «Ясутоки управлял государством виртуозно и принял строгие законы… Не только он сам знал свое место, но и все члены его дома, да и все буси в целом, так что не было ни одного среди них, кто занимал бы высокую должность и имел высокий ранг… Благодаря деятельности Ясутоки их власть продолжалась семь поколений». 

Но в конце столетия Японии пришлось столкнуться с серьезной опасностью, гораздо более серьезной, чем любые гражданские войны. В 1271 г. в Китае воцарилась новая династия Юань, основателем которой был Хубилай, внук великого Чингиз-хана. Его силы были огромны – десятки тысяч китайских, корейских, чжурчжэньских и особенно монгольских солдат, завоевавших всю Евразию – от Кореи на востоке до Польши на западе, от непроходимой северной тайги до жаркого Египта. Хубилай направил к императорскому двору несколько посольств с требованием признать свою власть и угрозами в случае отказа, но все они остались без ответа. Хорошо зная о событиях на континенте, японцы начали готовиться к вторжению. Однако с какой внушительной силой им предстояло столкнуться, они даже не представляли. 

В ноябре 1274 г. флот Хубилая поднял якоря и двинулся по направлению к острову Кюсю. Он насчитывал 900 судов, на которых разместилось 25 тыс. монголов вместе с лошадьми, около 10 тыс. китайских и 5 тыс. корейских солдат и матросов. Эту огромную по средневековым меркам армию Хубилай собрал в считанные месяцы. Без всякого труда монголы захватили о-ва Цусима и Ики и вошли в бухту Хаката – единственое место на северо-западном побережье Кюсю, где можно было высадить такое количество людей. Захватив три прибрежных деревеньки, они столкнулись с ожесточенным сопротивлением. Немногочисленные самурайские отряды (по современным подсчетам от 3,5 до 6 тыс. чел.) атаковали десант, но силы были слишком неравны, и большинство воинов осталось на поле боя. Немногие выжившие отступили под прикрытие старинных полуразвалившися укреплений. Опасность поражения была настолько явной, что один из них написал: «Всю ночь мы оплакивали нашу судьбу, думая, что обречены и будем уничтожены до последнего человека». Действительно, первое же столкновение с монголами кроме военного превосходства степняков показало их невероятную жестокость – в захваченных деревнях они убили всех мужчин, не пощадив ни младенцев, ни дряхлых стариков, а женщин, прорезав им кинжалами ладони и пропустив сквозь раны веревки, увели в рабство. После первой стычки, однако, захватчики отступили – к этому времени стемнело, к тому же в бою был ранен китайский полководец Лю. Опасаясь ночных атак, монголы укрылись на своих кораблях, рассчитывая утром двинуться на завоевание всего Кюсю. Но ночью разыгрался жестокий шторм, нередкий в это время года у берегов Японии. 200 кораблей было разбито о скалы и утонуло. Вместе с ними в пучине погибло около 13 тыс. человек. Остальные монгольские суда были сильно повреждены и едва вернулись обратно. Вся Япония, от императора до последнего крестьянина, торжествовала победу, а шторм, который ее принес, назвали ками кадзэ – «божественный ветер».

Но Ходзё Токимунэ, тогдашнему главе бакуфу, было ясно, что на этом Хубилай не остановится. Неудача только вывела его из себя, но следующий поход Великий Хан был вынужден отложить. Только когда монгольские орды, пробившись сквозь непроходимые джунгли Южного Китая, одолели своего последнего врага на континенте, империю Сун, Хубилай снова стал готовится к агрессии. Масштабы второй армии захватчиков были беспрецендентны. Она состояла из двух флотилий. Восточная, набранная из корейцев и монголов, насчитывала 42 тыс. человек на 900 судах, а Южная, согласно хроникам, состояла из 3,5 тыс. кораблей со 100 тыс. китайским десантом на борту, не считая матросов! Конечно, численность захватчиков явно преувеличена, но несомненно, что превосходство монголов над японцами, как и в первый раз, было абсолютным. Кроме того, монголы вовсю использовали военные новшества и оснастили свои корабли любимыми ими осадными машинами, которые среди прочего могли стрелять и примитивными разрывными бомбами.

Восточная флотилия отплыла в мае 1281 г. Снова были захвачены острова Цусима и Ики, и 21 июня армада приблизилась к берегам Кюсю. Здесь их ждал неприятный сюрприз – вдоль всей бухты Хаката на расстояние 20 км протянулась каменная стена. Ее высота была 2,8 м, а ширина у основания от 1,5 до 3,5 м. Берег патрулировали конные отряды самураев, предупредившие о приближении врага заранее. Попытавшись высадиться, монголы сразу же попали под интенсивный обстрел из луков. Фанатичные самураи бросались в гущу врага и умирали, унося с собой жизни не готовых к такому отпору агрессоров. Сражение продолжалось несколько дней, в течение которых монголы огнем баллист разрушили и сожгли многие укрепления, но высадить смогли только один отряд. На море они тоже не чувствовали себя в безопасности – самураи подходили к огромным джонкам на маленьких, вертких лодках, и, срубив собственную мачту, карабкались по ней на борт. Индивидуально обученные лучше, чем монголы, используя преимущество ограниченного пространства, где противник не мог сражаться группами, они убивали захватчиков и пускали корабли ко дну. В одном случае тридцать самураев вплавь добрались до вражеского корабля, отрубили головы всей команде и так же вплавь вернулись обратно. В другой раз некий Коно Митиари на двух лодках с безоружными гребцами подошел к одному из флагманских судов, якобы сдаваясь в плен. Оказавшись у борта, его самураи вытащили из-под одежды оружие и пошли на абордаж. Митиари убил капитана, взял в плен высокопоставленного военачальника и ушел под прикрытием горящего корабля. Другой герой, Кусано Дзиро, атаковал врага при свете дня. Под ливнем стрел он подошел на лодке к судну противника, когда одно из ядер оторвало ему руку. Согласно легенде Дзиро, превозмогая боль, пошел со своей командой на абордаж и собственноручно убил 21 человека, а потом поджег корабль и скрылся.

Попытавшись высадиться еще несколько раз, монголы поняли, что это им не удастся, и стали поджидать прихода Южной флотилии. Стояла жара, на кораблях не хватало пищи и питьевой воды. Грязь и испражнения привели к болезням, которые унесли 3 тыс. жизней. Боевой дух монголов значительно упал. Наконец, 12 августа опоздавшая армия соединилась с Восточной флотилией и атаковала остров Такасима, намереваясь высадиться в другом месте, в заливе Имари. Никакими человеческими усилиями японцы не могли помешать высадке, и император, синтоистские и буддийские священники, а за ними и весь народ обратили свои молитвы к богам. 16 августа с юго-запада подул сильный, суровый ветер, а над горизонтом появилась узкая темная полоса. В считанные минуты небо почернело и разразился страшный, смертоносный тайфун, эпицентром которого стал остров Такасима. Огромные волны вздымались, сталкивая корабли между собой и ломая их в щепки. Сотнями суда выбрасывало на берег, разбивая о скалы. Еще до смерча, опасаясь атак японцев, монголы соединили свои самые крупные корабли толстыми цепями, создав подобие плавучих крепостей, и теперь они шли ко дну, увлекая за собой друг друга. Когда через три дня шторм прекратился, на воде осталось только несколько жалких лодчонок. Монголы потеряли почти все корабли и около 100 тыс. человек, а немногих уцелевших с энтузиазмом кинулись добивать самураи. Враг был уничтожен полностью. Япония, наконец-то, могла вздохнуть с облегчением. С этого момента и вплоть до Второй Мировой войны на Японские острова ни разу не ступала нога захватчика.

Поделитесь этой записью

Сёгунат © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.

Яндекс.Метрика