О-ёрой

 
Известный доспех о-ёрой с красной шнуровкой из музея префектуры Окаяма. Доспех начала эпохи Камакура (1185-1333) был отреставрирован в период Мэйдзи и сохранился в хорошем состоянии до наших дней.

О-ёрой буквально переводится как «большой доспех». Термин о-ёрой появился в период Эдо. До этого доспехи этого типа называли просто ёрой. Однако, я буду следовать сложившейся традиции и использовать современную терминологию по отношению ко всем типам и частям японских доспехов.

В  настоящее  время  невозможно  точно  сказать,  когда  появились  первые  о-ёрой. Наиболее  старые  из  сохранившихся  доспехов  принадлежат  концу эпохи  Хэйан  (792 — 1185 гг. н. э.).  В  письменных  же  и  художественных  источниках,  дошедших  до  нашего  времени,  подобные  доспехи  описываются приблизительно  с  ХI в. н.э. 

Фрагмент свитка Бай Дайнагон Экотоба, датируемый приблизительно 1170 г. Конных лучников в доспехах о-ёрой сопровождают пешие челядинцы без доспехов.

 О-ёрой относится к группе пластинчатых доспехов, которые произошли от кэйко. Подавляющее число элементов в этих доспехах  выполнено из пластинок санэ, сделанных из железа или толстой продубленной кожи. Эти пластины, типичные для большинства японских доспехов, довольно существенно различались между собой в разные исторические эпохи. В период Гэмпэй (1180-1185) обычным типом пластинок были «большие пластины» о-арамэ. По форме это четырехугольник размерами приблизительно 6-7 см на 3-4 см с 13 небольшими отверстиями, расположенными вертикально в два ряда. Поскольку в одном ряду было одним отверстием больше, верхний край пластинки был не прямым, а наклонным. Отверстия различались по размеру – верхние 5 были больше, нижние 8 меньше.

Пластины санэ, из которых составлялись японские пластинчатые доспехи — такие, как о-ёрой, домару и харамаки. Вверху, слева направо: кодзанэ — пластины, при перекрытии образующие 2 слоя; сикимэ-дзанэ (образуют три слоя) и иёдзанэ (перекрываются обычно только на половину). Внизу — пример крепления друг к другу пластин кодзанэ.

 Сквозь нижние отверстия продергивались два длинных кожаных шнурка, которые соединяли в среднем 25-30 и более пластинок, в зависимости от их размера, в гибкую горизонтальную полосу. Полоса покрывалась несколькими слоями лака уруси, добывавшегося из местного растения, подобного каучуконосным деревьям, и обладавшего большой пластичностью. Получившаяся заготовка была основой практически для любого фрагмента доспеха. Через отверстия в верхней части пластинок готовые горизонтальные полосы переплетали между собой уже более широкими цветными шнурами одосигэ, которые придают японским доспехам такой узнаваемый и красочный вид.

 

Пример крепления друг к другу продольных пластин. Красным цветом показан шнур хисинуи, переплетающий пластины одного ряда, белым — поддерживающий шнур мими-ито и желтым — шнур одосигэ, придающий основную окраску доспеху.

Основной частью о-ёрой была кираса до, сделанная из гибких железных полос, описанных выше. Она имела довольно оригинальную конструкцию. Живот закрывали четыре горизонтальных ряда пластин, называвшихся накагава. Они начинались от правого бока, шли по передней поверхности туловища влево, огибали левый бок и по спине возвращались обратно, не соединяясь, однако, между собой. Их связывала друг с другом цельнометаллическая пластина цубо-ита  (дословно «узкая пластина»), которая пристегивалась к переднему и заднему краям накагава с помощью застежек такахимо, типичных для всех японских доспехов. Дополнительно цубо-ита поддерживал шелковый шнур, перекинутый через левое плечо.

Доспех о-ёрой без кожаного нагрудника цурубасири. Хорошо виден набрюшник накагава, нарощенный двумя рядами пластин (татэагэ) спереди. Кажется, что рядов набрюшника три, а не четыре, однако это неверно — так кажется, поскольку нижний ряд накагава прикрывают красные шнуры, на которых висит передняя часть набедренников кусадзури.

Чтобы прикрыть грудь и верхнюю часть спины воина, получившийся набрюшник спереди наращивали двумя, а сзади тремя горизонтальными рядами пластин, которые назывались татэагэ. Поскольку татэагэ все равно оставляли верхнюю часть груди незащищенной, спереди над ними прикрепляли металлическую пластину муна-ита с полукруглым вырезом по центру для свободных движений шеей. Сзади была такая же пластина, называвшаяся осицукэ-ита, к которой крепились жесткие плечевые ремни ватагами. Хотя дословно ватагами означает «хлопковые плечи», они были сделаны из железа или толстой кожи. Каждый плечевой ремень снабжался двумя кожаными петлями гуми-ва, к которым привязывались большие наплечники содэ. Чтобы при надевании доспеха можно было свободно откинуть ватагами, второй сверху ряд задних татэагэ как бы выворачивали наизнанку. Этот ряд назывался сака-ита и снаружи выглядел как длинная лакированная полоса из пластинок оо-арамэ, связанных в два ряда х-образными перехватами кожаного шнура. Передние татэагэ так же густо переплетали шнурами, как остальные ряды набрюшника.

Нагрудная пластина муна-ита, плечевые ремни ватагами и способ их соединения — застежки такахимо.

Плечевые ремни  пристегивались к нагрудной пластине муна-ита застежками такахимо. Они представляли собой сдвоенные шелковые шнуры, одна пара которых имеет на конце петлю, а другая – деревянную или костяную пуговицу овальной формы. Легко уязвимые места прикрепления застежек закрывали двумя пластинками. Правая была больше и называлась сэндан-но ита. Чтобы она была подвижной и не мешала движениям правой руки, ее собирали из трех коротких рядов пластинок санэ и венчали небольшой железной пластинкой, покрытой кожей. Для левой руки подвижность была не так важна, поэтому левая пластинка была цельнометаллической, узкой и вытянутой в высоту. Ее называли кюби-но ита. Пластины часто украшали позолоченными медными накладками различной формы. 

Сэндан-но ита (слева) и кюби-но ита (справа). В эпоху Хэйан верхний край обеих пластин имел элегантную, слегка изогнутую форму. Со временем его стали делать все более резным и вычурным. Данный экземпляр принадлежит к началу XIV в.

Все цельнометаллические пластины, перечисленные выше, покрывали толстой прокопченой кожей намэсигава. Кроме того, самый большой кусок кожи, цурубасири-до гава, закрывал все горизонтальные ряды передней поверхности туловища. Делалось это для того, чтобы при выстреле из лука тетива (цуру) свободно скользила по доспеху, не рискуя зацепиться за выступающие пластинки. Готовые куски кожи прокрашивали по трафарету красным и голубым цветами по палевому фону. Обычным рисунком были круги со стилизованным изображением китайских геральдических львов сися голубого цвета, заключенных в решетку из красных или красно-синих ромбов. Стороны ромбов образовывал стилизованный растительный орнамент. Иногда кожу красили до копчения; тогда краски изменяли свой цвет под воздействием температуры и готовые куски были желтыми с белым и коричневым орнаментом. Описанный геометрический рисунок наиболее характерен для эпохи Хэйан. В эпохи Камакура (1185-1333) и Намбокутё (1336-1392) стали появляться другие рисунки, например, изображения драконов или буддийских святых. Оформление утратило геометрический характер и те же львы и растения располагались теперь в кажущемся беспорядке. В XIV в. рисунки на коже стали патентовать и эта традиция просуществовала до периода Эдо (1603-1868), поэтому многие доспехи, созданные в разные эпохи, имеют одинаковый тип окраски кожаных частей.

Кожа эгава с цветочным рисунком с доспеха о-ёрой эпохи Камакура.

Как видно, кожа животных весьма активно использовалась в изготовлении доспеха, начиная с пластинок санэ и скреплявших их шнуров и заканчивая оформлением нагрудника и железных пластин. Обычно использовали оленьи шкуры или буйволиную кожу. Известно, что один из древних доспехов назывался «Круглые колени» – по преданию, для его изготовления потребовалась кожа с покрытых мозолями колен тысячи буйволов. Интересно, что с VII-VIII вв., когда японцы приняли буддизм, убийство животных, особенно полезных для человека, считалось большим грехом. Всеми занятиями, связанными с контактом с трупами людей или животных (похороны, свежевание туш, выделка шкур и в том числе выделывание кожаных частей доспеха), занималась каста париев, называвшихся буракумин, и считавшихся «недочеловеками». Ни самураи, однако, ни даже буддийские монахи не гнушались носить кожаные доспехи, как, впрочем, и убивать себе подобных.

Отреставрированный доспех о-ёрой конца XII в. из музея Эхимэ в Камакура. Хорошо видны массивные набедренники кусадзури с нижней полосой, разделенной на две части для большей подвижности.

Очень характерный вид доспеху придавали широкие наплечники и набедренники. Набедренники кусадзури состояли из пяти горизонтальных рядов пластинок. К до крепились три кусадзури – по одной сзади, спереди и на левом боку. Четвертая, правая кусадзури, являлась продолжением промежуточной пластины цубо-ита и вместе с ней называлась ваидатэ. Боковые набедренники соединялись с нагрудником до полосами узорной кожи и висели ниже, чем передний и задний, примерно на ширину одного горизонтального ряда. Благодаря этому они лучше защищали бедра воина, сидевшего на лошади. Передняя и задняя кусадзури крепились такими же шнурами, которые переплетали весь доспех, и были более подвижны, чем боковые. У всадника они прикрывали обе луки седла и не мешали движениям туловища. Чтобы было удобнее ходить, нижнюю пластину передних и задних кусадзури делали из двух половин.

Фрагмент наплечника содэ от доспеха о-ёрой, датируемого концом XII в. Наплечник состоит из 5 рядов, составленных из 18 пластин каждый. На примере нижнего ряда хорошо видно, как пластины переплетены в ряды тонким кожаным шнурком. В то же время верхние 4 ряда свободно свисают на декоративном шнуре одосигэ, что дает наплечнику необходимую подвижность. Кожаный шнур одосигэ покрыт трафаретным узором в виде цветков сакуры в стиле, называемом кодзакура-одоси.

Наплечники содэ – самая заметная часть доспеха, наверное, благодаря отсутствию каких-либо аналогов в европейском защитном вооружении. Считают, что они произошли от щитов, которые употребляли воины государства Ямато. Действительно, общие черты со щитами у содэ есть — это, во-первых, значительная ширина наплечника, во-вторых, его плоская форма, не лучшим образом приспособленная для защиты руки. Содэ, как и другие части оо-ёрой, делали из горизонтальных полос, обычно 6-7 штук, связанных шнурами одосигэ. По боковым и нижнему краям содэ продергивали поддерживающий шнур мими-ито. Он был пестрым — в период Хэйан обычно белым с синим, а в позднейшие периоды бело-красно-зеленым или бело-пурпурно-зеленым. Вверху наплечник наращивала сплошная железная пластина каммури-но ита, покрытая кожей. Ее передний край был приблизительно в полтора раза выше заднего, а концы закруглены, чтобы при активных движениях рук не поранить лицо и шею воина, поскольку содэ довольно высоко поднимались над плечами. От удара наплечников шею дополнительно защищали вертикальные полукруглые железные «крыльца» на плечевых ремнях, называвшиеся сёдзи-но ита. Они же придавали ремням ватагами известную жесткость. Стык между верхним горизонтальным рядом содэ и цельной металлической пластиной закрывала декоративная деревянная планка кэсё-но ита. Ее делали из твердых пород дерева и покрывали темной (черной, темно-синей или коричневой) кожей, иногда со светлым, довольно однообразным во все  исторические периоды, рисунком – обычно стилизованным изображением ирисов. С темным цветом этой пластинки контрастировали крупные заклепки из позолоченной меди, соединявшие каммури-но ита по бокам и в центре с верхней гибкой полосой содэ.

Схема крепления наплечников содэ к банту агэмаки.

К внутренней стороне к каммури-но ита, спереди и сзади, крепили по медному кольцу и еще одно кольцо было на четвертом снизу ряду содэ, по заднему краю. К двум верхним кольцам привязывали двойные шелковые шнуры с пышной кистью на конце, к третьему – одинарный шнур. Шнурами содэ крепили к доспеху. Передний верхний шнур привязывали к передней петле наплечника ватагами. Шнур, идущий от заднего кольца каммури-но ита, цепляли к большому банту из толстого крученого шелка на спине воина. Этот бант, агэмаки, висел на медном кольце, приклепанном к той самой задней «вывернутой» пластине сака-ита. Шнуры от нижнего заднего кольца тоже привязывали к банту, но так, чтобы они пересекались с верхними шнурами. Видимо, другого практического значения кроме удержания наплечников агэмаки не имел, однако он оставался декоративной частью доспеха еще очень долгое время после того, как перестали применять большие содэ.

Описанное крепление наплечников, несмотря на их громоздкий внешний вид, позволяло свободно стрелять из лука. При стрельбе содэ «съезжали» за спину, не мешая движениям лучника, а когда воин опускал лук и брался за поводья, возвращались на место, прикрывая руки до локтя.

Нижние горизонтальные ряды и набедренников, и наплечников существенно отличались от остальных. Как и сака-ита, их выворачивали наизнанку, поэтому они выделялись на фоне цветной шнуровки доспеха блестящей черной поверхностью с двумя рядами «ромбов» (хиси) – крестообразных перехватов кожаного или шелкового шнура. От них пластина и получила свое название хисинуи-но ита, что означает «пластина, переплетеная ромбами». Эти заметные шнуры как правило были красными или алыми. Сочетание алых шнуров на нижних пластинах с почти всегда алыми бантом агэмаки и шнурами, крепящими содэ, определенным образом унифицировало все пластинчатые доспехи вне зависимости от цвета их остальных частей.

О-ёрой всегда был привилегией военной знати, и пик его использования приходится на XI-XIII вв. Уже в XIV в. с потерей конными лучниками ведущей роли на поле боя он утратил свое военное значение. Однако его продолжали носить многие военачальники, подчеркивая свое исключительное положение, и производили о-ёрой фактически до самого падения сёгуната Токугава в 1867 г. Производство этих доспехов было трудоемким и медленным делом, стоили они дорого и даже использовались как средство оплаты – в 1190 г. первый сёгун из рода Минамото, Ёритомо (1147-1199) оштрафовал правителя северной провинции Дэва «за плохое управление», заставив предоставить 200 комплектов доспехов. Нередко оо-ёрой веками передавались в знатном роду, являясь наследием клана. Хорошо, например, известны названия наследственных доспехов Минамото, правда, восстановить по ним их внешний вид довольно трудно. Кроме уже упоминавшихся «Круглых коленей», это были «Семь и Восемь драконов» – по числу чеканных накладок в виде драконов, «Число лун» – из-за двенадцати горизонтальных рядов на двух наплечниках содэ и, видимо, на до, «Число дней» – 364 звезды, изображенных на доспехах, вероятно, в стиле кодзакура-одоси, «Шнуры-водоросли» – с плетением в стиле омодака-одоси. В роду же Тайра исстари старшему сыну передавались меч «Когарасу-мару» и «фамильный Китайский панцирь из тисненой золотыми бабочками тигровой кожи», как он описывается в «Хэйкэ моногатари».

Поделитесь этой записью

Сёгунат © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.

Яндекс.Метрика