Армия по законодательству Рицурё (702 г.)

Хэйси (рядовые) в костюме мэн-око. Хотя ни одного из этих костюмов не сохранилось, полагают, что это был тканевой доспех, плотно набитый войлоком. Манекен из Токийского Музея Костюма.

После объединения императором  Тэмму всех военные ресурсов под своим контролем, назначенные двором чиновники стали контролировать все военные приготовления, и централизованный призыв заменил формирование армии из отрядов провинциальных вождей. При новой системе все население мужского пола в возрасте от 20 до 59 лет, кроме знати и тех, кто «страдает хроническими заболеваниями или не годен к военной службе по другим причинам», были обязаны служить в солдатах (хэйси).

Первые сведения об обязательной военной службе относятся к 689 г. В то время из подворных списков отбиралась одна четвертая часть юношей, в обязанность которым вменялось проведение воинской подготовки во время, свободное от сельскохозяйственных работ. Хотя призывники из крестьян составляли подавляющее большинство в армии нового типа, отпрыски провинциальной знати и придворные аристократы невысокого ранга не были полностью освобождены от военной службы. Они служили офицерами в новых провинциальных полках, в отряде императорской гвардии, охранявшей внутренние ворота в императорский дворец (хёэфу), а также несли другие обязанности. Вербовка личного состава на эти должности проводилась на конкурсной основе — основным критерием отбора были склонность к военной службе и практические военные навыки, в первую очередь верховая езда и стрельбы из лука.

Организация

Призывники служили в провинциальных полках, так называемых гундан, которые скорее были формированиями ополчения, наподобие национальной гвардии. Гундан были административными единицами, и их численность варьировала от менее чем 500 до более 1000 человек. Планировалось, что один полк будет располагаться в одной провинции, и размер полка будет зависеть от количества призывников в конкретной провинции. Фактически, гундан были своего рода военными комиссариатами, ответственными за призыв, обучение и материальное обеспечение рекрутов.

Будучи выбранным для военной службы, новобранец немедленно определялся в гундан, расположенный ближе всех к его дому. Имя солдата заносилось в двойной список — одна часть списка отсылалась губернатору провинции, а другая в военное министерство в столице (хёбусё). Однажды отобранные и внесенные в списки крестьяне вскоре возвращались к своим хижинам и полям. Копии полковых списков хранились у губернатора провинции и использовались для призыва солдат на сборы, для несения полицейской службы, для охраны важных объектов, пограничной службы и для службы в случае войны. В обмен на выполнение этих обязанностей солдаты были освобождены от некоторых налогов.

От рекрутов требовались довольно существенные затраты на свое содержание. Каждый рекрут должен был предоставить 6 то (около 114 литров) риса и 2 сё (3.6 литров) соли. Эти припасы поступали в провинциальный арсенал, где и хранились до момента выступления на войну. Если продукты портились, каждый солдат должен был заменить свой рацион за свой счет. Рекруты также должны были принести с собой оружие, одежду и необходимую амуницию.

Главной обязанностью хэйси было несение патрульной службы в их родной провинции (бан). Солдаты учились обращению с оружием, охраняли штаб-квартиру губернатора провинции, провинциальные склады с оружием, другие хранилища с их содержимым, искали преступников, и выполняли другую подобную службу.

Императорский указ от 704 г. предписывал, что солдаты каждой провинции должны быть разбиты на десять страж по десять дней каждая, и что время службы должно быть одинаково поделено между всеми солдатами. Таким образом, в течение обычного лунного года длительностью 354 или 355 дней у одного солдата служба должна была отнимать 34 или 35 дней. Для половины солдат такая служба означала 3 сбора по 10 дней каждый, и половина служила еще дополнительный, четвертый сбор — 4 или 5 дней. Такая служба не выглядит тяжелой, если вспомнить, что в качестве платы за службу солдаты освобождались от общественных работ — строительства дорог, дворцов и храмов — отнимавших до 60 дней в году.

В дополнение к службе в своей родной провинции, хэйси должны были также служить в охране императорского дворца и на границе. В обмен на эту службу, солдаты освобождались от несения патрульной службы в родной провинции. В случае военных кампаний все солдаты, внесенные в полковые списки, мобилизовывались вне зависимости от того, планировались эти кампании внутри страны или за рубежом. Служившие в императорской гвардии освобождались от несения службы на 1 год после их возвращения, и солдаты, служившие в военных кампаниях, освобождались от службы на все фактическое  время, проведенное в кампании.

Структура провинциальных полков

Наименьшей единицей гундан была «пятерка» — го. Она состояла из 5 солдат. Две «пятерки» формировали следующую единицу – «десяток», или ка*. Ка была основной административной единицей, которая имела свое артельное хозяйство, снаряжение и вьючных лошадей, по 6 на один ка. Пять ка, сведенных вместе, образовывали полусотню – тай. Полусотни делились на пехотные (хотай) и кавалерийские (китай), и смешивать два рода войск в составе одной полусотни было строжайше запрещено. Две полусотни, одна конная и одна пешая, давали следующую командную единицу, сотню – рё. Несколько сотен составляли полк провинциальной милиции — гундан. Число сотен в гундан было неодинаковым. Гундан численностью до 5 сотен назывался сёдан («малый полк»), от 6 до 9 сотен – тюдан («средний полк»), и 10 и более сотен – тайдан («большой полк»).

Малым полком командовал офицер, называвшийся сёки – «подполковник», а средним и большим командовал офицер следующего ранга, тайки — «полковник». В каждом полку был делопроизводитель (сютё), ведавший всей канцелярской частью подразделения. Сотней командовали сотник – рёси, а двумя сотнями, сведенными вместе – офицер, называвшийся кёи. Специального названия для этой единицы не было. Командир полусотни звался тайсё – пятидесятник.

Что касается происхождения, рёси, кёи и сютё выбирались из местной элиты, не обязанной нести военную службу, только рёси и кёи выбирались из тех, кто имел способности к верховой езде и стрельбу из лука, а сёти – из тех, кто хорошо писал и считал. Тайки и сёки назначались губернатором провинции из тех зажиточных жителей, кто имел придворный ранг до 6 включительно, но не занимал государственной должности. Это также были единственные офицеры в полку, имевшие личных телохранителей.

Командный состав гундан.
Численность Сёдан (500 чел.) Тюдан (600 чел.) Тайдан (1000 чел.)
Тайки 1 1
Сёки 1 1 2
Кёи 2 3 5
Рёси 5 6 10
Тайсё 10 12 20
Сютё 1 1 2
Армия военного времени

Гундан были формированиями мирного времени. Планировалось, что в военное время несколько гундан сформируют армию (итигун) под началом полководца (сёгун). Численный состав армии зависел от количества и размера формирующих ее провинциальных полков. Как и гундан, армии делились на малые (сёгун**, 3000-4000 чел.), средние (тюгун, 5000-9000) и большие армии (тайгун, 10 000 человек и более). Соединенные вместе малая, средняя и большая армии давали сангун – три армии, которой командовали «великий полководец» – тайсёгун. В качестве символа власти сёгун получал церемониальный меч – сэтто.

Каждая экспедиционная армия состояла из батальонов, или дзин. Каждый батальон состоял из нескольких рот, собранных из разных полков. Таким образом, батальоны были тактическими единицами военного времени, в то время как гундан служили административными единицами мирного времени.

Мобилизация любой из этих армий требовала специального императорского указа, который мог быть издан только после одобрения Государственного Совета – дайдзёкан. Таким образом, что решение начать войну требовало согласия со стороны большей части правящего класса. Государственный Cовет принимал решение только после консультаций с несколькими совещательными органами и затем просил императора издать соответствующий указ. Затем военное министерство должно было подсчитать имеющиеся ресурсы и доложить двору, какое количество войск доступно для мобилизации, какое количество необходимо для кампании, и какие провинциальные полки более всего подходят для мобилизации. На основании этого доклада дайдзёкан издавал мобилизационные предписания для каждой провинции.

Командный состав экспедиционной армии состоял из главнокомандующего (сёгун), в помощь которому назначались заместители (фукусёгун), командиры «дивизий» (гункэн), бригадиры (гунсо) и командиры батальонов (рокудзи). Количество каждой из этих должностей зависело от размера армии и приведено в таблице внизу:

Весь командный состав экспедиционной армии происходил не из потомственных военных, а из придворной знати, получавшей соответствующую военную должность в зависимости от придворного ранга. Назначение гражданского чиновника главнокомандующим экспедиционной армии было естественной практикой для императорского двора, постоянно опасавшегося усиления военных.

Примечания:

* Свое название ка (火 – огонь) эта единица получила оттого, что ее люди пользовались отдельным огнем для приготовления пищи.

** Пишется другими иероглифами, чем сёгун – «полководец».

Источники:

Friday. Samurai, warfare and the state.

Friday. Hired Swords.

Сасама. Дзусэцу Нихон Сэндзин Сахоу Дзитэн

Мендрин. История сёгуната в Японии.

Поделитесь этой записью

Сёгунат © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.

Яндекс.Метрика